Путешествия – моя страсть. В отли­чие от изучения иностранных языков. Не даются мне они, увы. Но незнание языка, даже базового английского, никогда не было для меня преградой.

Больше всего люблю путешество­вать по Италии. И чаще всего делаю это одна и на поездах, потому что без­умно боюсь летать. Но в Италии на­столько все заточено под туристов, что потеряться практически нереаль­но: на вокзалах и в аэропортах на каждом углу табло, указатели, схемы. А если во время прогулки по городу вы вдруг не прихватили карту, толпы туристов не позволят вам заплутать и обязательно выведут к какой-либо до­стопримечательности.

Конечно, если путешествуешь без знания языка, нужно как следует под­готовиться: я заранее составляю за­писки с адресами отелей и мест, кото­рые планирую посетить: с названиями блюд, которые хочу попробовать; но­мерами поездов и названиями вокзалов, с которых они отправляются.

Всегда просто купить билет в кас­се: называешь работнику пункт на­значения, показываешь бумажку с да­той – и дело в шляпе. Но в последнее время продажу билетов на крупных вокзалах все чаще отдают на откуп автоматам. Зная это, я запаслась по­шаговой инструкцией из интернета – и вуаля: в Риме не только приобрела билеты для себя, но и помогла двум пожилым англичанкам.

Случаются и накладки. Во Фло­ренции я не смогла с первого раза попасть в подъезд дома, где че­рез интернет сняла жилье. Помогли местные жители. Итальянцы очень отзывчивые. Не знаешь языка? Объ­ясни на пальцах и покажи записку с нужным адресом или с номером теле­фона: и дорогу покажут, и позвонят, и с хозяином квартиры переговорят.

Не пройдут мимо, будут слушать, по­ка не поймут, что тебе нужно. Помню, заблудившись в Венеции, я собрала вокруг себя толпу местных бабушек. Они чуть ли не переругались, отправ­ляя меня совершенно в разные сторо­ны. Но в итоге до площади Сан Марко я все же добралась.

Самое приятное: в любой, даже са­мой дальней точке, можно встретить русскоязычных. Как-то в магазине сувениров долго пыталась объяснить на плохом английском, что мне нуж­но, пока не выругалась по-русски. Девушка за прилавком очень обрадо­валась: наконец она поняла, на каком языке со мной говорить. И проблема была решена.